Bad Blood

Авторский перевод книги бестселлера Bad Blood. Перевожу ради забавы, и не претендую на 100% верность, однако буду признателен за помощь и поддержку словом!

Июнь 27, 2019 - 9 мин. -
книги перевод

Bad Blood

Сождержание

Посвящается

Молли, Себастьяну, Джеку и Франческе.

Заметки автора

Книга базируется на сотнях интервью с более чем стапятидесятью людьми, включая более шестидясяти сотрудников Теранос. Большинство мужчин и женщин фигурируют в книге под настоящими именами, однако некоторые попросили скрыть их, вероятно они побоялись возмездия от компании, обеспокоенные тем, что они могут быть замечены в Министерстве юстиции, или же просто предпочли сохранить свою конфедециальность. С целью наиболее детальных изложения фактов, я согласился дать этим людям псевдонимы. В любом случае то, что я рассказываю о их опыте является достоверной информацией.

Любые цитаты, которые я использую из электронной почты и документов - дословны. Цитаты людей основаны на их же воспоминаниях. Некоторые главы полагаются на записи с судебных разберательств, подобные свидетельским показаниям под присягой. В таких случаях, эти записи указаны как отрезки в разделе примечаний в конце повествования.

В процессе написания книги, я связался со всеми важнейшими фигурами из эпопеи Тераноса, и дал возможность прокоментировать любые заявления касающиеся их. Элизабет Холмс, используя своё право, отклонила мой запрос на интервью и решила не сотрудничать.

Пролог

17 Ноября, 2006 г.

У Тима Кемпа были хорошие новости для его команды.

Прежний руководитель IBM отвечал за биоинформатику Теранос, стартап с новешей системой анализа крови. Компания завершила первую живую демонстрацию для фармацевтических компаний. Элизабет Холмс, 22-х летний основатель Теранос, улетела в Швейцарию и представила руководителям Новартис, крепнейшему Европейскому фармацевтическому гиганту, возможности своей системы.

“Элизабет позвонила мне сегодня утром” Тим Кемп написал по электронной почте команде из пятнадцати человек. “Она сказала ‘Это было круто!’, выразив свою благодарность мне, она попросила меня поблагодарить коллег и передать её огромную признательность. Она так же упомянула, что Новартис были поражены, и даже выразили заинтересованность в финансировании проекта. Мы сделали то, для чего мы здесь!”

Это был ключевой момент для компании Теранос. Трехлетний стартап продвинулся от амбициозной идеи Элизабет Холмс, о которой она мечтала во время учёбы в Стэнфорде, до настоящего продукта который интересен международным компаниям.

Известие о достижении поднялось на второй этаж, где располагались кабинеты руководства.

Одним из руководитлей был Генри Моузли, главный финансист Теранос. Генри присоеденился к Терпнос восьмью месяцами ранее, в марте 2006 года. Неопрятно одетый с пронзающими зелёными глазами и спокойной натурой, он был ветераном технологических наук в Кремниевой Долине. После того, как он вырос в Вашингтоне, он получил степень магистра в университете штата Юта, и предпочел покинуть Калифорнию в конце 70-х, так более никогда не вернувшись. Его первая работа была в компании Интел, одной из первоотрывателей Кремниевой Долины. Позже он возглавил финансовый отдел в четырёх различных компаниях. Компания Теранос была далеко не первым вызовом для него.

Генри Моузли привлёк талант и опыт полученный вместе с Элизабет. Возможно она была слишком молода, однако она была окружена мастерами своего дела. Председатель комиссии, работающий вместе с Элизабет, был Дональд Лукас, человек который взростил миллиардного предпренимателя програмного обеспечения Лари Элипсона, и помог ему возглавить Oracle Corporation в середине 80-х. Лукас и Элипсон вдвоём инвестировали в Теранос.

Другим руководителей с безупречной репутацией был Ченнинг Робертсон, заместитель декана в Стенфорде. Он был одним из лучших на инжинерном факультете. Его работа о вызывающих привыкание свойствах сигарет вынудила тобачные компании заключить соглашение со штатом Миннесота на сумму в 6,5 миллиарда долларов в конце 90-х. Основываясь на некоторых прошлых взаимодействиях Генри Моузли с Ченнингом Робертсоном, было понятно, что он тоже был хорошего высокого мнения об Элизабет.

Теранос так же имел хороших разработчиков. Кемп провел 30 лет в IBM. Диана Паркс, главный комерческий директор Теранос, имела 25 летний опыт работы в фармацевтических и биотехнических компаниях. Джон Говард, старший вице президент продуктов до этого был контролёром в подразделении автоматики фирмы Panasonic. Не часто вы встретите таких работников у начинающих компаний.

Хотя, это была не просто команда из руководителей и разработчиков которую Моузли собрал в Теранос, конкуренция была огромной. Каждый год фармацевтические компании жертвовали миллионы долларов на клинические испытания новых лекарств. Если Теранос способна сделать что-то незаменимое, это будет прорыв.

Элизабет попросила Моузли сделать несколько финансовых предположений, которые она могла бы показать инвесторам. Первые цифры, которые он предоставил, не пришлись ей по вкусу, и он пересчитал их. Ему было немного некмофортно от полученных цифр, но он думал, что они могли быть правдоподобны, если кампания пройдёт успешно. С другой стороны, инвесторы судят по тому, что учредители завышают прогнозы. Это была часть игры. В большинстве случаев доходов небыло в первые несколько лет, но затем они подлетали до небес.

Одна вещь, которую Моузли не мог полностью понять, как работает технология Теранос. Когда предпологаемые инвесторы начали принимать участие, он взял Шаунак Ройя, сооснователя Теранос. Шаунак имел докторскую степень в химических науках. Он и Элизабет совместно работали в лаборатории Робертсона, в Стенфорде.

Шаунак проколол свой палец, и взял несколько капель крови. Затем, он передал свою кровь на пластиковый картридж размером с кредитку и вставил его в прямоугольный бокс размером с тостер. Этот бокс назывался “Считыватель”. Он извлекал данные из картриджа и передвавал данные на сервер где они анализировались и приходили назад как результат. Это был принцип работы.

Шаунак продемонстрировал систему инвесторам и указал на то, как на мониторе отображалось движение крови внутри считывателя. Моузли не понимал как это работает, и это не имело для него значения, так как он был финансистом. Так как система показывала резултат, он был счастлив. И она делала это постоянно…

Элизабет вернулась из Швейцарии через несколько дней. Она прогуливаалась с улыбкой на лице, очевидно, что поездка закончилась хорошо, заметил Моузли. Это небыло не обычно, у Элизабет обычно было хорошее настроение. Она имела безграничный оптимизм для предпринимателя, и люблила использовать термин “экстра-ординарный” с приставкой “экстра” написаной особым шрифтом с дефисом для выразительности, чтобы описать сотрудникам Теранос миссию компании в своих сообщениях. Это было немного чересчур и Моузли это знал, однако, пропагалнда это то, что чем славятся успешные начинающие компании в Кремневой Долине. Никто не смог бы изменить мир будуще циничным.

Впрочем, что было странно, это то группа коллег сопровождающих Элизабет в поездке не разделяла её энтузиазма. Некоторые из них, даже, выглядили подавленными.

Чей-то щенок попал до машину? - Моузли удивился шутя.

Он пошёл искать Шаунака Ройя вниз, где более шестидясяти сотрудников сидели кучно в кабинках. Вероятно Шаунак знал какие-то проблемы о которых умалчивали.

Сначала Шаунак притворился якобы не знает ничего, но Моузли сдержанно продолжал давить на него. Шаунак постепенно слабил свою оборону и допустил, что Теранос версии 1.0, как говорила Элизабет система тестирования крови, не работает. Иногда получалось добиться результат, иногда нет.

Это была новость для Моузли, так как он думал, что система является надежной. Немогли же мы случайно получать результат постоянно, когда инвесторы смотрели на систему?

Шаунак заметил, что именно это было причиной, что система казалась всегда рабочей. Изображение на компьютере показывало, что кровь следовала через картридж в маленькие углубления, и это было правдой. Но никто не знал, получите ли вы результат или нет, для этого был заранее записанный результат, который постоянно показывался на дисплее, как демоверсия.

Моузли был ошеломлён, так как думал, что результат извлекается в рельном времени из крови в картридже, и был уверен, что результат который он показывается инвесторам является правдой. Шаунак описывал что-то похожее на мошенничество. Хорошо быть оптимистичным и амбициозным, когда вы уже привлекли инвесторов, но есть линия которую нельзя пересекать.

Так что же случилось на представлении Новартис?

Моузли не мог получить точный ответ ни от кого, но сейчас он мог предположить, что это была просто какая-то ловкость рук, и он был прав. Один из двух считывателей, которые взяла с собой Элизабет в Швейцарию, был сломан. Разработчики трудились целую ночь, чтобы сделать его рабочим для того, чтобы замаскировать проблему напротяжении демонстрации следующим утром. Команда Тима Кемпа в Калифорнии получила фальшивый результат.

У Моузли была запланированная встреча с Элизабет этим вечером. Когда он прибыл в её офис, он мгновенно вспомнил о её харизме. Такое чувство, что она была старше, чем являлась на самом деле. Когда она смотрела своими большими голубыми глазами ни разу не мигнув, посещало чувство, что ты в центре вселенной. Гипнотизирующий эффект добавлял её голос, она говорила необычно глубоким баритоном.

Моузли решил дать встрече идти своим путём, до тех пор пока он не поднимит проблемы. Недавно завершился третий раунд финансирования Теранос. Как и любое мероприятие оно было успешным, компания получила 32 миллиона долларов от инвесторов, с учётом того, что до этого было уже полученно 15 миллионов долларов. Однако наиболее впечатляющиее цифрой стала новая оценка: сто шестьдесят пять миллинов долларов. Это было не много для стартапов трёхлетней давности, чтобы говорить о большой стоимости.

Одной из причин богатой оценки которую Теранос говорили инвесторам, было достижениие в сотрудничестве с фармацевтическими компаниями. Набор слайдов перечислял 6 сделок с пятью компаниями которые должны были принести доход от 120 до 320 миллионов долларов за следующие восемь месяцев. Так же Теранос делали упор на ведение других пятнадцати переговоров. Если это осуществится, то доход возрастёт до 1.5 миллиардов долларов, основываясь на презентации PowerPoint.

Фармацевтические компании собирались использовать изобретение Теранос в цеях мониторинга состояния пациентов на новые лекарства. По задумке, картриджи и считыватели, на протяжении тестового клинического периода, должны распалагаться в домах клиентов. Резултаты тестирования, которое клиенты делают три раза в день, передаются в компании. Если реакция на лекарста плохая, это немедленно указывается на приборе, приэтом сразу же уменьшая дозу до конца тестового периода. Это позволит сократить расходы фармацевтических компаний на иследования более чем на 30%. Судя по слайдам презентации.

Беспокойство Моузли увеличивалось после полученной информации. Проработав восемь месяцев в Теранос, он никогда не видел заключенных контрактов с фармацевтическими компаниями. Постоянного когда он запрашивал их, ответ был “под юрюдической защитой”. Но что более важно, он просто соглашался с подходом и амбициями, так как до этого думал, что система Теранос работает надёжно.

Если бы Элизабет поделиться хоть какими-то дурными предчувствиями, но она не подавала никаких признаков на это. Она была примером спокойного и счастливого лидера. И новая оценка компании была предметом гордости для неё. Всё новые руководители, вероятно, присоединятся к коллективу, чтобы показать рост компании, Элизабет говорила Моузли.

Моузли рассказал предположения и поездке в Швейцарию, и то какие слухи ходят в компании. Когда он это сделал, Элизабет признала ошибку, и пожала плечами. Всё можно легко исправить, ответила она.

Сомнения Моузли, однако, возрастали с учётом того, что он уже знал. Он вновь упомянул, что Шаунак сказал про демонстрацию для инвесторов. Мы должны бросить делать это, если это всё ещё является прототипом, он ответил: “Мы просто дурачили инвесторов. Мы не можем продолжать этого!”

Выражение на лице Элизабет сразу же изменилось, её веселое поведение исчезло и приняло враждебную форму. Будто кто-то пepeщёлкнул тумблер. Она с холодным взглядом посмотрела на своего финансового директора.

“Генри Моузли ты не командный игрок!” - Сказала она леденящим тоном. “Я думаю, что ты должен уйти прямо сейчас.”

Это не было ошибкой. Она не просто попросила его уйти прочь из её офиса, она попроила уйти из компании немедленно. Моузли был уволен.

Целеустремленная жизнь

Элизабет Энн Холмс знала, что хочет быть предпринимателем с детства.

В семь лет она изобрела машину времени, и вся её записная книжка была в детальных зарисовках изобретения.

Когда ей было девять или десять, обычно в этом возрасте родители спрашивают “Кем бы ты хотел стать когда вырастешь?”

Без секунды сомнений, она ответила “Я хочу быть миллиардером!”

“Возможно ты хочешь стать президентом?” - спросили родственники.

“Нет, президент должен будет жениться на мне, потому что у меня будет очень много денег!” - ответил она.

И это были не простые слова ребёнка. По словам тех, кто наблюдал за этой сценой, она произносила эти слова с полнейшей решимостью и серьёзностью.

Амбиции Элизабет были культивированы её семьёй. Кристиан и Ноэль Холмс предъявляли огромные ожидания к своей дочери всвязи с выдающейся историей своих предков.

С отцовской стороны, у неё были корни Чарльза Луи Флейшмана, венгероского иммигранта, который основал быстро развивающуюся компанию известную как Fleischmann Yeast Company. Этот невероятный успех превратил семью Флейшмана в одну из самых богатых на рубеже двадцатого века.

Бетти Флейшман, дочка Черльза,